Loading...

***

не случилось страшного.
мир не рухнул в трещину.
в доме Профсоюзов
убивали женщину.

голос бил отчаянно
из окна открытого.
отвечала гоготом
сволота пробитая.

все текло, как принято,
и не видя бедствия,
все снимал на камеру
человек ответственный.

это и не ненависть --
нет ему названия.
голос бил отчаянно
из чумного здания.

смерть туда наведалась
и скривилась искренне,
хоть привыкла, бедная,
и к огню, и к выстрелам.

там шкварчало, жарилось,
задыхалось криками...
убивали женщину.
пламя рдело бликами.

на столе распятая,
как-то дико выгнута,
умирала женщина,
не людьми настигнута.

кто подумал -- кончено!
кто-то спел -- начало!
у нее под сердцем
сердце замолчало.

потянулись нитками
две прямые линии...
нет, это не ненависть --
нет такому имени.

все текло, как принято.
не почуяв бедствия,
снял это молчание
человек ответственный.

не случилось страшного.
мир не рухнул в трещину.
буднично и весело
убивали женщину.

Бишкек, Ульяна Копытина -- 06-05-2014

Про метеоролесхов

Все приготовления были окончены, а враги, ни о чем не подозревавшие, не выставили никакого караула, но вдруг случалось лунное затмение, вселившее великий страх в Никия и в остальных, -- во всех, кто по своему невежеству или суеверию привык с трепетом взирать на подобные явления. Что солнце может иногда затмиться в тридцатый день месяца и что затмевает его луна, -- это было уже понятно и толпе. Но трудно было постичь, с чем встречается сама луна и отчего в полнолуние она вдруг теряет свой блеск и меняет цвет. В этом видели нечто сверхъестественное, некое божественное знамение, возвещающее великие бедствия.

Первым, кто создал чрезвычайно ясное и смелое учение о луне, об ее сиянии и затмениях, был Анаксагор, но и сам он не принадлежал к числу древних писателей, и сочинение его еще не было широко известно, но считалось не подлежащим огласке и лишь тайно, с осторожностью передавалось из рук в руки отдельными лицами. В те времена не терпели естествоиспытателей и любителей потолковать о делах заоблачных -- так называемых метеоролесхов [meteōroléschai].

В них видели людей, которые унижают божественное начало, сводят его к слепым неразумным причинам, к неизъяснимым силам, к неизбежной последовательности событий. И Протагор был изгнан, и Анаксагора Периклу едва удалось освободить из темницы, и Сократ, непричастный ни в коей мере ни к чему подобному, все-таки погиб из-за философии. В дальнейшем Платон, прославившись и самою своею жизнью, и тем, что естественную необходимость он поставил ниже божественных и более важных начал, рассеял ложное мнение о такого рода сочинениях и сделал эти науки достоянием всех. Так, например, его друга Диона не смутило наступление лунного затмения в тот момент, когда он собирался сняться с якоря в Закинфе и плыть против Дионисия: он вышел в открытое море и, достигнув Сиракуз, низложил тиранна.